Оглядываясь назад

Из Чарльза Буковски – оглядываясь назад

сейчас
я не могу поверить в самого себя,
в барах
пытаюсь я подобрать
самых безвкусных
женщин.
с провисающими чулками,
щеками чересчур румяными,
прикидывающихся роковыми.
жёлтозубыми,
с крысиными глазками,
смеющимися как
гиены.
а когда был я
успешным –
был я как гордый павлин,
Я был Аттилой,
Я был Александром
Великим,
я был крепчайшим
суровейшим парнем в
городе –
Богарт, Кэгни,
Гейбл, трое в
одном.

что хуже,
я не мог сам поверить
что выбираю самого крепкого подлого ублюдка в баре
этого переулка.

чтобы меня отдубасили
крюками для мяса чего я
даже не ожидал.
мой мозг прыгнул внутрь
моего черепа,
я увидел сияющие цветные
картинки, вспышки молнии, я почувствовал как
язык заливается кровью,
ощутил своё тело
на тротуаре.
я вскочил и помчался
вперёд с моими крошечными ручонками.
было много драк в которых я
едва успевал нанести удар.
я смеялся
минуту
а толпа не расходилась
всю
ночь.

моё лицо никогда не было целым.
у меня всегда были опухшие
губы, подбитые
глаза,
нос, который всё время болел.
у меня под коленями выросли
костные шишки
от сильных
падений.
ещё пару ночей после этого я всё
ещё выглядел как новоиспечённая
и ничтожная сволочь.

но труднее было поверить
когда наконец
благодаря какому-то неприятному
удару я чудом
однажды
выиграл,
мне не предоставили
никаких почестей,
мой характер, моё назначение
были в том, чтоб проиграть.
я был парнем совсем из другого
города
и даже не из
соседнего.

самые странные и ненавистные
ночи были после
победы,
сидя в одиночестве в конце
бара,
потому как та банда смеялась и
болтала так,
как будто меня там и
не было.

когда был я один они любили меня
и напитки лились
всю ночь.

так что когда я выигрываю, я один,
и когда я один,
я выигрываю.

и
оглядываясь назад
мне трудно поверить что
с некоторыми женщинами я кувыркался.
у всех из них были прекрасные тела,
отличные ноги,
но их лица,
лица их были лицами из
ада,
прикрытыми
масками.
все они были прекрасны в постели,
несмотря на довольно сильное равнодушие ко
всему этому.
у них было много способов льстить мне,
а я был моложе,
больше открыт
мечте.

но Боже, они хорошо
находили мой кошелёк, через день или два
неделю-другую исчезали все мои деньги, меня
оставляли наскрёбывающим денег за проживанье, еду,
лечение,
и лишённым сна.

только они вновь появлялись,
стуча в мою дверь в 3
утра
как будто бы ничего
не случилось:

вернулась после того как обчистила
другого сукиного
сына.

а хуже всего,
что я разрешал им вернуться,
облизывать на ноге застёжку,
после пить с ними,
выслушивать их грустные
истории,
дав мечте просочиться
обратно.
но, в конце-то концов, где я мог найти себе
леди?
в публичной библиотеке?
или, может быть, в опере?

давай, детка, покажи-ка мне
свои ножки и давай послушаем
твою историю.
и давай малость
тяпнем!

планов у меня не было.
у меня не было никаких идей о том,
что мне
делать.
мир был странным и мрачным
местом. человек должен был иметь мужество
чтобы выбраться.
всё было так грустно и всё было проиграно,
и раболепно,
покорно.

“расскажи мне об этом, детка.”

я себе нравился со своими маленькими
ручонками и рябым
обезьяним лицом.
я нравился сам себе, сидящим в
шортах и майке.
майка была порвана и
грязна и полна дырок от
сигарет и в винных пятнах,
у меня были мускулистые руки
и большие мощные ноги
и я любил ходить по ковру
со своей шлюшкой, наблюдающей
как меня выворачивает от глупостей
и маразма.

я был горячей штучкой.
я был молод.
я был придурком
и я любил быть
придурком.
придурком и жил.

“о-кей, детка, покажи-ка мне
свои ножки!
повыше!
твоя болтовня утомляет меня!
подними свою юбку выше!
вот так и держи!
не так высоко!
я не хочу видеть, что
там!”

now
I can’t believe myself
in the bars
attempting to pick up
the most dowdy of
women.
sagging stockings,
over-rouged cheeks,
deathly masqueraded,
yellow-toothed,
rat-eyed.
bellowing hyena
laughter.
and when l was
successful –
peacock proud.
I was Atilla.
l was Alexander the
Great.
I was the toughest
roughest guy in
town—-
Bogart, Cagney,
Gable, all in
one.

and worse,
I cant believe myself
choosing out the biggest
meanest bastard in the bar
to the alley.

to get mysell clubbed by
meathooks I didn‘t even
see coming.
my brain jumped inside
my skull.
I saw blazing shots of
color, flashes of
lightning, l felt my
mouth fill with blood
sensed my body
on the pavement.
l got up and rushed
forward with my
tiny hands.
there was many a
fight when I hardly
landed a
punch.
l was a laugh a
minute and the crowd
had all
night,
I got my beating
and they got their
jollies.

my lace never healed.
I always had a fat
lip, a black
eye, a nose that
hurt all over.
I developed bone—
growths under the
knees from falling
hard.
yet a couple of nights
later
l’d still be looking
for a newer and
meaner
bastard.

but harder to believe
was when finally
through some obnoxious
stroke of miracle
I did win
one,
l was accorded no
accolades.
my stripe, my function
was to
lose.

I was the guy from out of
town
and not even of the
neighborhood.

the strangest most hateful
nights were after
winning.
sitting alone at the end
of the bar
as that gang laughed and
talked it up
as If l weren’t even
there.

when l lost they loved me
and the drinks came
all night
long.

so when I won I lost
and when I lost I
won.

and
looking back
it is hard for me to believe
some of the women
| shacked with.
they all had good bodies,
great legs
but the faces
the faces were faces from
hell
covered with
masks.

they were all fair in bed
in spite of a rather general
indifference to it
all.

they had ways of flattering
me
and l was younger.
more open to the
dream.

but Christ, they were good at
finding my wallet
after a day or two
or a week or two
to vanish
with all my money
to leave me
scrabbling for rent,
food, sanity and the
lost
dream.

only to reappear
knocking on my 3 a.m.
door
as it nothing had
ever happened,

back from robbing some
other poor son of a
bitch.

and worse,
I’d let them back in,
liking the look of the leg,
the general madness of it
all,
to drink with them then,
to hear their sad
stories,
to let the dream seep
back in..
after all, where was I to find
a lady?
down at the public library?
or at the opera house?

come on, baby, show me
some leg and let‘s hear
your story.
and come on, have another
drink!

I had no plans.
I had no idea of what l was
doing.
the world was a strange and
oppressive
place.
a man had to get up his guts
to shove through,
everybody was so sad and
defeated and
subservient,
obedient.

“tell me about it, baby. “

I liked mysell with my tiny
hands and my pock-marked
monkey lace.
I liked mysell sitting in my
shorts and my undershirt.
the undershirt torn and
dirty and full of cigarette
holes and wine-stains,
and I had muscular arms
and great powerful legs
and I loved to walk the rug
with my whore watching
while l vomited forth
inanities and
insanities.

l was hot stuff.
l was young stuff.
l was a fool
and I loved the
fool.
I lived the fool.

Что вы увидите, оглянувшись назад?

Экология жизни. Дети: Оглядываясь назад, я понимаю, что почти ни о чем не жалею. Я знаю, в это трудно поверить, но правда, у меня очень мало.

Моему младшему ребенку сейчас 20, так что годы хоумскулинга для меня уже в прошлом.

Оглядываясь назад, я понимаю, что почти ни о чем не жалею. Я знаю, в это трудно поверить, но правда, у меня очень мало сожалений.

Мои воспоминания – сладкие, даже горько-сладкие в эти дни, потому что я все еще в переходном процессе, пытаюсь привыкнуть жить без моих троих детей, жизни которых выстраивались вокруг меня. Теперь я об этом только слышу, да и то, если они не забудут сказать мне!

Оглядываясь назад, я рада, что мы делали следующее:

Мы ценили уникальность каждого ребенка. Я не заставляла Мелиссу рисовать лишь потому, что это хорошо получалось у Мэг. Питер все время проводил за чтением книг, но я не ожидала от девочек, что они будут такими же, как он.

Мы поддерживали низкий уровень стресса. Если что-то давалось детям трудно или им было неинтересно, мы откладывали это на другой день, или же меняли подход к изучению этой темы.

Мы читали вслух. Почти каждый вечер перед сном мы проводили, слушая главу какой-нибудь книги. Теперь мы вместе вспоминаем эти моменты, и понимаем, что у нас своя совместная «история», и общий словарный запас.

Мы разговаривали друг с другом, МНОГО! Я всегда интересовалась, о чем они думают, и почему. Еще я просила их рассказать, что они делают. Когда они стали старше, мы стали обсуждать новости и говорить о том, почему произошло то или иное событие. Мы ценили мнение и взгляд на ситуацию каждого из детей.

Я наблюдала за ними. Ничего сверхъестественного. Ничего сложного. Я просто смотрела и слушала. Это помогало мне понимать, что им нравится, и как они лучше всего усваивают информацию.

Мы дорожили отношениями. Я хотела, чтобы мои дети были друзьями, чтобы остались дружны, став взрослыми, и заботились обо мне, когда я состарюсь. Ха! Но правда, семья – это навсегда, и никакая учебная деятельность не должна быть настолько важной, чтобы позволять ей разрушать отношения.

Мы много смеялись. Наверное, за это нужно сказать спасибо Миссе. Это она всегда говорила что-то смешное и попадала в веселые истории.

Я давала им свободу. Я старалась не «нависать» над ними. Так как мы всегда были вместе, мне нравилось отступать на задний план, когда к нам приходили друзья, или когда мы гуляли по полям… наблюдая за детьми исподтишка, как секретный агент.

Мы тратили деньги на развитие их талантов. Это то, что мне нравилось делать меньше всего… Ненавижу тратить деньги, но оно того стоило. Был в нашей жизни год, когда я возила Миссу на тренировки по хоккею, проводя за рулем по часу туда и обратно, а еще членство в клубе обходилось нам в кругленькую сумму. Я повторяла себе, что чем раньше ребенок освоит определенное умение, тем лучших результатов он сможет достичь, и наши жертвы окупятся.

В случае с Мэг это было сидение в машине по несколько часов, ожидая окончания репетиций.

Читайте также:  Марокканские интерьеры

С Питером это было решение отправить его в лагерь, посвященный кино, в старших классах.
Я вела дневник. Ваш ребенок больше никогда не будет таким, как сейчас, в этом возрасте. Неважно, сколько вашим детям сейчас лет, завтра они будут на день старше. Ловите момент, сохраните свои воспоминания, записывайте то, что они говорят, документируйте, как они росли.

Когда я была ребенком, я увидела по телевизору фильм по пьесе «Наш городок» Торнтона Уайлдера. Одна сцена сильно повлияла на меня.

Эмили вернулась домой из могилы, чтобы заново прожить один день, свой двенадцатый день рождения. Она страдала, видя, как сильно все были заняты:

Ах, мама, посмотри на меня одну минутку так, словно ты действительно меня видишь. Давай по-настоящему посмотрим друг на друга. Я не могу. Я не могу так больше. Все идет так быстро. У нас нет времени, чтобы посмотреть друг на друга. Я не осознавала. Заберите меня обратно – наверх, на холм, в мою могилу. Но сначала, подождите. Еще одну минуту! Еще один взгляд. До свидания, до свидания, мир. Прощай, Гровер Корнерс. Мама и папа. Прощайте, тикающие часы. и мамины подсолнухи. И еда, и кофе. И новые наглаженные платья. И горячие ванны. И сон, и пробуждение. О, земля, ты слишком прекрасна, потому никто не может постичь тебя. Осознает ли хоть один человек свою жизнь, когда живет ею – каждую, каждую минуту?”

Я хотела «по-настоящему» видеть этих маленьких человечков в моей жизни и быть благодарной за простое благословение – за то, что мы вместе. И, оглядываясь назад, я думаю, у меня всё получилось. опубликовано econet.ru

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Оглядываясь назад

Анализ последних поединков Владимира Кличко и Тони Томпсона в преддверии их боя

  • 10.07.2008 18:11
  • 1685 просмотров
  • 0 комментариев

В боксе существуют, казалось бы, два взаимоисключающих положения. Состоят они в том, что, с одной стороны, нельзя оценивать соперника только лишь по его прошлым поединкам, но с другой, именно на том, как твой визави провел эти встречи, можно создавать базу для анализа и последующего проектирования, как тактических, так и стратегических основ ведения боя. Поэтому интересно вспомнить совсем свежие бои Томпсона и Кличко.

27.02.2007.
Поединок за титул континентального чемпиона Америки по версии WBC.
Томпсон — Т. Ибрагимов

И эту встречу Тони можно назвать не только еще одной вехой в этапе становления его как бойца элитного дивизиона, но и фактором, свидетельствующим, что ему по силам претендовать на титул чемпиона мира.

Томпсон уверенно прошел от первого до последнего раунда с четкими действиями, которые можно определить так: сделай для победы только то, что необходимо, лишний раз не рискуя. И именно этим Тони и разочаровал экспертов бокса, которые простили ему подобную тактику в поединке против Гуинна, но ожидали более открытого и жесткого бокса от Томпсона в сражении против Тимура.

С первых минут Тони отдал преимущество Тимуру, заставив того атаковать, а сам, оставаясь на дальней дистанции, своим джебом и ударом левой пресекал попытки Ибрагимова пройти среднюю дистанцию. Но осторожный стиль Тони довольно неожиданно изменился в конце восьмого раунда, когда быстрый джеб боксера застал противника врасплох, Томпсон, воспользовавшись замешательством Тимура, вышел на среднюю дистанцию и выдал серию из боковых и апперкотов. Колени Ибрагимова дрогнули, но он выстоял. А Тони вернулся к своей осторожной тактике.

Победа Томпсона единодушным решением судей (Чак Хассетт—99:91; Гвен Эдейр— 97:93 и Ральф Макнайт — 97:93) не только позволила ему сохранить свой чемпионский пояс, но и оказаться под прицелом боссов телекомпаний НЕЮ и Showtime, ищущих перспективных тяжей для своих трансляций.

14.07.2007.
Поединок за титул интерконтинентального чемпиона по версии WBO.
Томпсон—Красники

Эта встреча стала для Тони тем моментом истины, который, к великому сожалению, многие боксеры так и не могут познать за долгую профессиональную карьеру.

Луан Красники хоть и был довольно опытным бойцом, но, с другой стороны, являл собой полный комплекс психологических проблем.. А трудности Луана состоят в том, что стоило противнику основательно съездить по его подбородку, как Красники совершенно утрачивает всякую способность к сопротивлению.

Это и стало главной причиной того, что весьма осторожный Томпсон сначала робким джебом старался удерживать Луана подальше от себя, а не получив достойного отпора, решил усилить натиск. Во втором раунде Красники решил было активизироваться и даже нанес несколько ударов в сторону Томпсона. Впрочем, с таким же успехом Луан мог палить по воробьям из пушки. Четко комбинирующий свои действия на дальней и средней дистанциях, Тони вбивал джеб и удар левой в корпус и голову оппонента. Первая четверть поединка была односторонней, при полном преимуществе Томпсона.

Красники в четвертом раунде снова несколько оживился, но серия довольно сильных, а главное акцентированных ударов Томпсона еще больше ввела его в состояние зомби.

В пятом раунде, который длился менее двух с половиной минут, Красники впал в настоящую истерику, даже не пытаясь защищаться от ударов Томпсона, которые тот наносил на выбор. Видя, что изменений со стороны Луана не предвидится, рефери остановил бой, чем вывел Тони не только на позицию официального претендента для проведения поединка за титул WBO, но и ввел его в элиту супертяжелого дивизиона.

27.09.2007.
Томпсон — Каузер

Этот бой Тони можно подвести под определение старой китайской поговорки, гласящей: чем дольше сидишь на берегу реки, тем больше шансов увидеть то, как по ней поплывут трупы твоих врагов. Тони, не имеющий рычагов влияния, чтобы изменить желание чемпиона мира по версии WB0 Султана Ибрагимова провести защиту своего титула против Эвандера Холифилда, вынужден довольствоваться отступными и ждать, когда же чемпион соизволит выполнить свои обязательства по защите своего чемпионского пояса. Но просто сидеть и ждать или, как говорят в профессиональном боксе, ржаветь вне ринга, Тони не собирался, поэтому и принял решение, чтобы провести бой против жесткого, но не слишком опасного соперника.

Таким и стал Клифф Каузер, который откровенно старается походить на Майка Тайсона, называя себя «Близнец Тайсона». Но для Клиффа, как мне кажется, более близко прозвище Черный Бык, как нельзя лучше характеризующее его стиль — беги вперед и сильно бей.

На тактику соперника Тони ответил кошачьей грацией, легко проваливая кидающегося на него оппонента, останавливая Клиффа на месте джебом и обрабатывая его ударами сбоку. Собственно, уже в первом раунде Клифф пропустил столько, что бой можно было прекращать. Но Каузер отказывался падать, тяжело глотая удары Тони. Во втором раунде Томпсон допускал Каузера на среднюю дистанцию и от всей души вбивал ему в лицо акцентированные и мощные удары левой. За одиннадцать секунд до окончания второй минуты раунда рефери Марко Росалер решил, что Клифф получил достаточное наказание, и необходимо остановить бой.

11.11.2006.
Поадинок за титул чемпиона мира по версиям IBF и WВО.
Кличко — Брок

От Владимира Кличко в его поединке против Калвина Брока, эксперты и любители бокса ожидали многого, основывая свои предположения на том, как уверенно Владимир провел бой против Криса Берда, а также на его обещании закончить все с Броком как можно быстрее.

Начало боя запомнилось нервным поведением Калвина, который чуть не потерял равновесие от первого же джеба Владимира, а затем еле устоял на ногах после правого прямого. Впрочем, уже под конец раунда Брок сумел совладать со своими нервами, благо для него Владимир не стал форсировать ситуацию, решив разыграть свои дальнейшие действия, как говорится, до верного.

В начале второй четверти боя Владимир стал своим джебом работать чаще и жестче, разбивая Брока, которому никак не удавалось найти момент для своего завершающего удара. Казалось, вот он шанс нанести жесткий левый на отходе, но только Калвин этого не делал, Владимир был вне зоны досягаемости.

В конце поединка он стал проводить джебы, держа свою правую руку «заряженной» для удара. И Брок, пропустив в раунде три мощных удара Владимира, за пять секунд до начала последней минуты снова пропускает джеб Владимира, а затем и удар правой, который и бросает его на помост ринга. Рефери Вайн Келли останавливает поединок за пятьдесят одну секунду до окончания седьмого раунда, который и оказался в этом поединке финальным.

10.03.2007.
Поединок за титул чемпиона мира по версиям IBF и IBO.
Кличко — Остин

С первых секунд боя Владимир начал побеждать Рея благодаря работе ногами. Не знаю, что там думал тренер Остина Сгейси Маккинли о быстроте ног и ударов своего подопечного, но Владимир четко держал Рея на расстоянии, уверенно гася попытки противника прорваться через среднюю дистанцию в ближний бой, в клинче. Рей рассчитывал на то, что поединок будет долгим. Но Владимир не позволял оппоненту сократить расстояние между ними.

Второй раунд продолжался всего одну минуту и двенадцать секунд: Владимир начал

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дуэлит

Литература. Поэзия. Критика. Публицистика.

Оглядываясь назад

Считая по тропинкам кочки

Я фокусирую свой взгляд

На незаметной одиночке

Уставшей быть или не быть

Сменившей ночи на рассветы

Года на фантики фюить

Прощебетавшей прелесть лета

Не потерявшей важных строк

В руке зажатых от невзгоды

Сумевшей вынести упрек

От быстро выпитой свободы

И превратившей меня вдруг

На три секунды в человека

Услышавшего новый звук

Поверившего в новый вектор

Принято. Оценка эксперта: 17 баллов

Оглядываясь назад : 34 комментария

Косяков чересчур, не считая в очередной раз отсутствие знаков препинания. Нечего комментировать.

Спасибо Владимир! Отсутствие результата тоже результат. А вы что вправду считаете, что не может быть стихов без знаков препинания?

А вы удивлены этим? Пока правила русского языка таковы. Может, когда-то это изменится, и новые поколения будут читать и писать по новым правилам, не исключаю. Если вы, к примеру, придумаете свой язык уникальный и будете на нём со всеми разговаривать, боюсь, никто не захочет с вами общаться по вашим правилам, пока они не будут приняты за эталон. И для меня ваши стихи без знаков, к которым меня приучили ещё в школе, тарабарщиной отдают, мешают восприятию. Жаль, что вам не хочется поработать над ними в этом плане.
Выпуская стихи, не обязательно давать оценку и комментарии. Но вам я своё мнение постоянно и последовательно высказываю, надеясь, что оно будет учтено в дальнейшем.

Простите, Артём, разница колоссальная. Там у неё все взаимосвязанно, хоть и вроде авангард, я ни разу не споткнулся на отсутствии запятых. Но для нормального читателя их бы там всё равно расставил.

Я могу после каждой строчки ставить запятые, если вам от этого легче будет. И потом в школе не учат писать стихи, учат их учить и рассказывать без знаков. Для меня это не свобода, для вас разгильдяйство! А вроде на одном языке разговариваем. И потом реформы языка не было уже лет сто наверно. Может уже давно отменили бы половину знаков. Я читал много стихов без знаков, поэтому разучился их ставить. Значит буду после каждой строчки.

Артём, для меня это совсем не критично. Я всего лишь один из Ваших читателей, выражающий своё мнение. Не думаю, что Вы разучились ставить знаки, начитавшись подобно оформленных стихов. Делайте как Вам нравится, но не надо так гневно реагировать на критику, особенно если она основана на определённых правилах. В этом стихе нет мест, где отсутствие препинаков помешало бы проследить ход вашей мысли, в нем другие коряги, а вот в других Ваших стихах есть двусмысленности, которые уничтожаются простановкой знаков.

Читайте также:  Костюм «Коломбина»

“На незаметной одиночке” – если женского рода, то получается одиночная тюремная камера, в простонародии “одиночка”. Может быть, “на незаметном одиночке”?

Думается мне, что женский род тут принципиален. Но дьявола в деталях вы шикарного нарыли.

Какой, однако, “великий человечище”! Был им всего три секунды, и за это время успел а) услышать новый звук и б) поверить в новый вектор. Всем бы так!))))))))))

Расстановка знаков препинания (включая нерасстановку) наряду с укороченными строками – это очень сильные выразительные средства. И пользоваться ими надо с великой аккуратностью.
На мой взгляд, стихотворение не выиграло от этих приёмов. Хорошо, что не пострадало – мысленно запятые легко расставляются, смысл первого плана доходит.

Евлампий, одиночка – это тот, кто один. Незаметной вряд ли можно назвать камеру. Конечно речь про человека. Помните у Окуджавы возьмемся за руки друзья чтоб не пропасть поодиночке. Если незаметная значит…

Спасибо Игорь за поддержку! Это конечно не стихи это описание процессов в голове ) своего рода дневник наблюдений. Здесь ещё беда в том, что нельзя редактировать произведение после публикации.

Артём, после публикации можно и нужно редактировать, это одна из миссий , к примеру, ставите в комменты вариант, убеждаетесь, получая отзывы, что он лучше, и вносим его в изначальный текст.

Слово “одиночка” как существительное, в отличие от наречия “поодиночке” имеет несамостоятельное значение – обязательно поясняющее слово – “мать-одиночка”, “кустарь-одиночка”, “он привык работать один – он одиночка”. Если же без контекста – неясно, к чему относится “одиночка”. Если это она – она одна, в смысле, у нее нет мужа? Нет единомышленников? Она любит работать одна?

Лексическое значение слова “одиночка” понятно, это тот (та, то) кто один (одна, одно). Но относительно кого/чего одиночка? Сравните два предложения – “Он шел по улице в одиночку” и “По улице шел одиночка” – в первом случае все предельно понятно – человек шел по улице один, никого рядом не было. Во втором смысл неясен: то ли он действительно шел один по улице, то ли, допустим, шел по улице разведенный мужчина, или вдовец, или… тот, который теперь один. Неизвестно, относительно чего он один – относительно улицы или жизни? Вот о чем я хотел сказать.

Евлампий, одиночка для меня это устойчивый образ, значит, не с толпой, значит против агрессивного большинства. Значит индивидуальность. Я мыслю образами а не конкретными предметами.

Вы можете мыслить как себе хотите, Артём. Автор должен думать, как “мыслит” читатель.
Тут Евлампий прав.

Оглядываясь назад , считая по тропинкам кочки .Это как ? Троп много если, то в поле зрения пожалуй первым попадает горизонт. В кочку можно вглядываться идя как минимум по тропе.Я фокусирую свой взгляд на незаметной одиночке ..Если , она незаметная то как ее можно разглядеть..Точку , еще куда не шло можно отыскать глазами , но как – минимум еле заметную.

Владимир я понимаю, что нужно редактировать, но здесь неудобно это делать. Все достаточно недоброжелательно, много истерики и мало дельных советов. В свой стих нельзя влезть поправить, каждый раз публиковать. Это корячество утомляет, особенно когда стихов много. Я вовсе не гневлюсь, но трудности в понимании какая поэзия здесь нужна и какую я представляю есть.

Самая главная трудность – осознать важный момент ..А, именно редакторскую правку ..Каюсь, сама грешу и запятыми, и порой какими-то глупыми кусками ..Потом, правда пелена падает, и вот пока вы сами не научитесь себя редактировать ..Думаю, комментарии к вашим стихам , будут разноплановые ..Но, все они не со зла ..Да, и интернет часто коверкает написанное, Я вот, например сейчас хотела и дальше помочь вам самому разобраться в своем же стихотворение ..А, мышка – от компа решила помереть ..Дельные советы, и правда очень очень нужны .А, поэзия – это конечно в первую очередь ваша душа вывернутая изнанкой наверх ..И, не надо подстраиваться под кого-то , в первую очередь пишите о том, что вас тронуло или зацепило вдруг больше всего, что есть вокруг…хотя, и внутренне беспокойство есть хороший помощник в таком непростом на первый взгляд занятие как сложение поэзии – что по сути то же самое, что проза ..только в уменьшенном совсем маленьком размере, где есть ритм ..рифмы ..ну и все остальное.

Светлана, вы чудесно пишете – я зачитался Вы кажется вобще известный человек, если судить по вашей биографической справке. Жду с нетерпением, когда ваша мышка оживет )

Оглядываясь назад
Срывая с прошлого листочки,
Я фокусирую свой взгляд
На неприметной одиночке,

Уставшей быть или не быть,
Сменившей ночи на рассветы,
Года на фантики – фюить –
Прощебетавшей прелесть лета,

Но не забывшей важных строк
В руке зажатых от невзгоды,
Сумевшей вынести урок
Из этой ветреной свободы,

И превратившей меня вдруг
В немолодого человека,
Услышавшего новый звук
Поверившего в новый вектор!

Я купила новую.мышку…О, той скромненько проронила слезу кошка .

Оглядываясь назад
Срывая с прошлого листочки,
Я фокусирую свой взгляд
На неприметной одиночке,

И, так сначала было что Взгляд фокусируется на точке ..Ведь первым органом воспринимаюшим мир являются глаза ..
Я фокусирую свой взгляд
На чуть заметной точке .
( И, только после оглядываетесь назад ) ( Или , вариант – другой И, не гляжу теперь назад )
Почему ..например Там жизнь узлы вязала прочно..( Т. есть переключаетесь или по – другому внедряете под видом живого образа другой обьект ..Кажется жизнь, здесь как вариант подходит )

Уставшей быть или не быть, ( Ведь, здесь дальше про нее)
Сменившей ночи на рассветы,
Года на фантики – фюить –
Прощебетавшей прелесть лета,

Но не забывшей важных строк ( Сомнительная строка ..)
В руке зажатых от невзгоды,
Сумевшей вынести урок
Из этой ветреной свободы, ( Из этой – это когда вы уже про нее выше написали ..хотя если жизнь не брать как обьект а оживить свободу ..Можно оставить)

И превратившей меня вдруг ( Здесь, больше подходит к жизни, а не к свободе )
В немолодого человека, ( Когда человек стар , он вроде бы разумней становится
Услышавшего новый звук.( Сразу вопрос встает в голове чьей звук самолета , витка новой жизни ,
Поверившего в новый вектор.

Попробуйте последнюю строфу погонять особенно тщательно переберите разные варианты …Я вот, например всегда стараюсь придумывая ее оттолкнуться от первой строфы ..

О, той скромненько проронила слезу кошка .

“О” – здесь у Вас читается как междометие. Кошка проронила слезу той, а не о той.
..А, мышка – от компа решила помереть

А здесь тире означает то, что мышка решила помереть от компа – т. е. комп решил покончить с мышкой…)))

Вы, точно подметили , что от компа ..Только, это такая мелочь . Нечего к ней придираться лучше потратить время на обсуждение конкретного стихотворения ..Я смотрю вы не больно щедры на разборы .

Светлана спасибо за щедрость! Пока не понял ваш разбор. Я писал о человеке, причём здесь точка. Я фокусирую свой взгляд или глаза оглядываясь на человеке и перечисляю события происходившие с ней и в какой-то момент изменившей меня.

Да, но одиночка пишется через тире ..Мать-одиночка ..и т. д…В таком случае первая строфа ни к черту.
Теперь , по крайней мере понятно почему не забывшей важных слов .Хорошо , строфа первая допустим будет другая ..Тогда уставшей быть или не быть ( Уставшей быть – понятно, а дальше нет )..

Светлана, я не поленился залезть в словарь.
ОДИНОЧКА | Толковый словарь Ожегова

, -и. 1. м. и ж. Человек, к-рый живет, делает что-н., работает один, отдельно от других, без помощи других. Жить одиночкой. Кустарь-о. 2. ж. Камера для одиночного заключения (разг.). Сидеть в одиночке. 3. ж. Гоночная лодка с одним гребцом. Байдарка-о. * В одиночку – собственными силами, без участия других. Действовать в одиночку.

ОДИНОЧКА | Толковый словарь Даля

-об . живущий один, одиноко, в одиночестве;

– один работник в очередной семье, вернее одиночка.

– Упряжка в одну лошадь. Закладывай в одиночку. Эта в одиночку не ходит, т. е. в корню. Я хожу охотиться в одиночку, не люблю ходить гурьбой. Собака ловит зайца в одиночку, одна. Эта ходит на волка в одиночку. Наши мужики ходят на медведя в одиночку. Играть в одиночку, в картежной игре без виста, одному. Празднички ватажнички, а будни одиночки. Плохой товарищ пуще одиночки. Есть домовые одиночки, есть сдружливые, пускающие во дворь и гуменника, и сарайника, конюшника и пр. Одиночный, отдельный, особый, уединенный, скрытый; один, единичный, непарный, разрозненный; одинец. Одиночное житье докучает, одинокое. В трех братьях дураки – Иванушки, а одиночные – Емели да Афони. Одиночность, одинокость, однота ж. оданота зап. одиночество ср. состоянье одинокого. Одиноковато жить здесь, скучновато, безлюдно. Одиночествовать, жить одному, без семьи или товарищей. Одиночиться, дичиться или прятаться от людей, искать одиночества. Одиночник, -ница, кто одиночествует или одиночится. Одничка, однушка об. но более ж. одно дитя, одна дочь. Легко ль дело отдать-то ее: она у меня однушка!

Почему первая строфа ни к черту? Как первая строфа может быть другая, если это запев? О чем тогда стих писать, если главное выкинуто?

Оглядываясь назад
Черпая прошлого источник
Я фокусирую свой взгляд
На неприметной одиночке,

Уставшей быть или не быть,
Сменившей ночи на рассветы,
Года на фантики – фюить –
Прощебетавшей прелесть лета,

Но не забывшей важных строк
В руке зажатых от невзгоды,
Сумевшей вынести упрек
От быстро выпитой свободы,

И превратившей меня вдруг
В единственного человека,
Услышавшего новый звук
Поверившего в новый вектор!

Понятно, что одиночка – это тот, кто один. В каком значении у Вас эта одиночка? Из текста совершенно не явствует. Вы привели цитату из словаря – да, тот, кто один. Но значение слова “один” бесконечно многогранно – даже лошадь может быть одиночкой, если запряжена одна. Вот прикиньте, что я так и понял – Вы фиксируете взгляд на неприметной одиночке – лошади-одиночке, запряженной в телегу. Я правильно Вас понял?

Почему сразу лошади , может это листик-одиночка . столб- одиночка, девушка-одиночка ..Вот, я уже вроде с разных сторон пытаюсь обьяснить , что слова написанные автором в начале понятны только ему ..Но, в первую очередь они же должны быть понятны нам .

А для меня одиночка вполне понятна, а вот то, что в первой строке размер не соответствует – нехорошо. Когда все в свободном размере, возможно все, но когда остальной стих выдержан полностью – эта строка царапает. Что касается варианта со знаками и без – на мой взгляд, знаки все же позволяют точнее ощутить авторскую интонацию, дыхание, паузы. При условии, что они все на месте, конечно…)) Стихи, что вы привели в пример, очень интересны, но жанр совершенно другой, там при отсутствии размера роль знаков препинания играет разбивка по строкам. Вообще (не об этих стихах и не о ваших)) мне иногда кажется, что эту модную манеру придумали люди, которые не в ладах с правилами пунктуации… Да, а из всех вариантов последнего четверостишия больше всего понравился самый первый, я бы даже написала – за три секунды

Читайте также:  Цветочный интерьер особняка

Спасибо Татьяна! Вы вернули меня к жизни ?

Оглядываясь назад — 1

Оглядываясь назад — 1

Размышляя над рассказанным выше, я вижу, что моя взрослая жизнь может представиться читателю как цепь событий одно прискорбнее другого. Сначала не принимали в университет, потом сочинили «персональное дело» и как чудовищная кульминация — «дело врачей». Почему повествование строится вокруг таких ужасов? Неужели именно они были жизненной доминантой в молодые годы?

Попытка объяснить другому, почему свою жизнь мемуарист видит именно в этих, а не в иных координатах, едва ли может быть убедительной. И все-таки мне представляется уместным сказать несколько слов по этому поводу.

Прежде всего мемуарист, по определению, решает парадоксальную задачу. Согласившись на роль главного героя своих сочинений, он по умолчанию полагает, что интересен читателям прежде всего как личность. А поскольку «времена не выбирают», мемуарист всегда не только свидетель, но и невольный судья времени, которое он описывает. Память же избирательна. Этого довольно, чтобы из пестроты событий высвечивалось прежде всего то, что спустя даже сорок лет ощущается как потрясение, открытие, непрощенное оскорбление или, напротив того, незаслуженная похвала.

Вместе с тем воспоминающий редко пишет об обидах, причиной которых был лучший друг, о неразделенной любви, о блаженстве слушания музыки вместе с возлюбленной и о других переживаниях подобного рода. В конце концов, Пастернак сказал об этом за всех нас в «Темах и вариациях»! Естественное целомудрие побуждает умалчивать о том, что Ахматова считала «недостаточно бесстыдным для стихов».

Что же остается? Преимущественно то, что в зрелые годы осмысляется как ступени в познании себя и мира, как вехи, некогда определившие дальнейшую жизнь, как истоки интересов и антипатий. Как правило, этот опыт социален — он принадлежит исторической личности. Читатель может отвергать саму эту личность и отрицать ее право судить. Но мемуары всегда пишутся cum irae et studio. Автор, заранее отказавший себе в праве пристрастно свидетельствовать о своем времени, напрасно берется за перо.

Наша студенческая жизнь вовсе не была монотонной, и уж тем менее ее можно считать мрачной. Занималась я много, но все равно невозможно было успеть прочитать и выполнить все, что требовалось. (Другие занимались еще больше — одну нашу девочку мы даже прозвали «герой стула».) При этом я смотрела все стоящие фильмы — мы тогда начали знакомиться с неореализмом и хорошим французским кино. С отцом, кроме Консерватории, мы часто бывали в театре Вахтангова. Хорошо помню совсем молодого Юрия Любимова в амплуа «голубых» героев — слово «голубой» на театре было эквивалентом французского jeun premier. Кино я любила страстно, но мой будущий муж предпочитал театр. Оба мы жили в самом центре, поэтому бегали на «лишние билетики», которые он виртуозно добывал. Выставок было немного. В Музее изящных искусств французская живопись кончалась на барбизонцах.

Своим открытием живописи я обязана Алику Д. Алик учился в университете и был курсом моложе. Жил он тоже на улице Горького, в доме напротив, поэтому мы часто виделись. Своей комнаты ни у кого из нас не было, и мы бродили по городу, чтобы поболтать. Алик собирал альбомы и репродукции, и у него уже тогда был развитой художественный вкус. Я же, будучи воспитана на «передвижниках», не умела смотреть. При этом я остро чувствовала, что ко всему этому зачарованному миру нужен какой-то ключик, которым я не обладаю. Алику я обязана открытием живописи и вообще пластических искусств как мира иноприродного и живущего по своим законам.

Произошло это, как и с моим открытием музыки, рывком, на юбилейной выставке Серова в Третьяковке. Мы стояли перед известным портретом балерины Тмара. Что мне говорил Алик — я не помню. Однако портрет как-то неожиданно задышал, зажил своей жизнью и стал смотреть на нас из рамы. Запомнился мне наш разговор у «Девочки с персиками». У меня тогда были весьма примитивные представления о женской красоте, в которые не укладывалась ни «Девушка, освещенная солнцем», ни растрепка и непоседа Вера Мамонтова. Желание понять, что же в этих полотнах находят другие, было, однако же, очень настойчивым. Подобная настойчивость вообще была в моем характере. Я не была любознательной в широком смысле: никак нельзя сказать, что я интересовалась многим. Но непонимание как таковое я просто плохо переносила.

Я спросила Алика, что же я должна почувствовать, созерцая девочку с персиками — девочка вовсе не кажется мне хорошенькой, но ведь зачем-то написал ее Серов именно вот так, за столом, с растрепанными черными прядками? «Понимаешь, — сказал мой друг, — ты должна просто захотеть сесть рядом с ней за этот стол, ощутить эту накрахмаленную скатерть, взять нож и разрезать персик».

Мы с Аликом были очень разными. Особенно это касалось социальных и политических проблем. Для меня они как предмет обсуждения не существовали. Алик, напротив того, много размышлял и категорически отвергал государство, в котором мы жили. Больше всего я боялась, что его крамольные речи кто-нибудь услышит. Наконец разговор переходил на другие темы, и я успокаивалась. Алик называл меня тургеневской девушкой — я представлялась ему «идеалисткой». Ничего тургеневского, кроме длинной косы, во мне не было.

Объединяли нас любовь к музыке и особый интерес к литературе и искусству. У Алика были редкостные способности к языкам — он уже свободно знал английский, учил шведский. Под февральским снегопадом мы самозабвенно предавались разговорам о мелодике стиха у Верлена. Я мало встречала людей, которые в такой мере могли заразить другого полновесным переживанием красоты — будь то необычность открывающегося из окна вида, прелесть стихотворной строки, тайна живописного полотна или цветы в хрустальной вазе. Наши разговоры и споры способствовали пробуждению во мне способности открывать прекрасное в прежде виденном.

Алик подарил мне умение понимать пейзаж. Казалось бы, что нового можно найти в картине Левитана «Осенний день в Сокольниках»? Эта работа висела тогда в каком-то маленьком зале Третьяковки. Алик поставил меня под углом к картине и сказал примерно следующее: «Смотри в глубь аллеи. Входи. Иди дальше. Женская фигура будет удаляться — иди вслед за ней».

В отличие от моей относительно спокойной жизни жизнь моего друга сложилась необычно и трудно. В яркий день начала лета 1956 года мы случайно встретились на углу Петровки и Кузнецкого. Алик собирался в туристическую поездку в ГДР. Я порадовалась тому, что он увидит Дрезденскую галерею. Домой Алик не вернулся. Он увидел и Лувр, и Прадо, и Уффици — но, выражаясь словами Грэма Грина, «ценой потери». Мы же встретились только летом 1994 года — в Лондоне. Алик, конечно, все рассказанные выше истории забыл. Помнил он лишь «тургеневскую девушку».

Не оглядывайтесь назад

Даже самые радостные события в нашей жизни, такие как окончание вуза, создание семьи, покупка нового дома, продвижение по службе несут для нас некий стресс. У нас может возникнуть дефицит времени, перемены в отношениях с людьми, перемены в нашей роли в этой жизни. Может измениться наш стиль жизни, ее график и расстановка приоритетов.

Эти изменения влияют не только на наши эмоции, но и на наше здоровье. Как мы можем управлять переходом от старого к новому наиболее здоровым для себя способом? Как оставаться эффективным во времена перемен и неопределенности?

Сегодня у нас большая продолжительность жизни, большая свобода выбора и большая мобильность. Многие из нас испытывали на себе изменения как в профессиональной сфере, так и сложности географического перемещения. Это очень сильно отличается от опыта предыдущих поколений.

Воздействие перемен ощущается одновременно на нескольких уровнях: начиная от физического и заканчивая психологическим. С физической стороны, когда вы берете на себя новые обязательства, вы можете столкнуться с проблемой неудобного транспортного снабжения, непривычных часов работы и отдыха, или встречи с непривычными требованиями. Все это может привести к таким симптомам, как головные боли или боли в желудке.

Перемены могут привести к временной неуверенности и непонимания своей роли в текущей ситуации. Например, вы были успешным студентом, а сейчас вы один из тысячи молодых специалистов в поисках работы. Возможно, вы получили интересное предложение по работе и переехали в другой город. Или вы сидели дома в декретном отпуске, а сейчас возвращаетесь на свое рабочее место.

Все эти переходы, будь они неожиданными или счастливо ожидаемыми, требуют корректировки нашей повседневной жизни, что может на первых порах оказаться немного утомительными. С одной стороны, мы ищем перемен, они нас захватывают новыми вызовами и возможностями, но с другой стороны, мы должны адаптироваться к новой среде и переосмыслить свою роль в новых обстоятельствах.

Традиционные приемы снижения стресса, такие как физические нагрузки, полноценный отдых, здоровое питание и чувство юмора действительно могут нам помочь. Никогда не стоит недооценивать значение дружеской поддержки – бесседы с близкими друзьями и членами семьи о том, что происходит.

Однако ключ к успешному осуществлению перехода – смотреть вперед, а не назад. Оглядываясь на прошлое, мы можем быть смыты набегающей волной Настоящего. Взгляд, обращенный в прошлое, впускает сомнения в нашу душу. Мы начинаем копаться в себе и волноваться сделали ли мы правильный выбор. Такие сомнения и опасения могут нанести тяжелые потери.

Надо принять решение. Глубоко проанализировать ситуацию – плюсы, минусы, последствия и т.д., сделать сознательный выбор, чтобы изменить свою жизнь, и двигаться вперед решительно и бесповоротно. Скажите себе слова «я сам выбираю этот путь». Они работают как двигатель, напоминая о сделанном выборе и отбрасывают домыслы о том, какой должна быть наша жизнь.

Избавьтесь от всех «если бы, да кабы». Даже, если перемены не совсем наш личный выбор, например, вашу компанию закрыли, то ваша задача сделать усилие, чтобы увидеть ситуацию с точки зрения перспектив. Возможно, вы задумывались о более интересной и высокооплачиваемой работе, то такие премены — это толчок выйти на рынок труда и получить более выгодное рабочее место.

Перемены вносят напряжение в нашу жизнь, но это наш выбор — реагировать на них в позитивном или негативном ключе. Для долгосрочной перспективы лучше сосредоточиться на новых открывающихся перед нами возможностях. Давайте не тратить время на размышления о том, с какими проблемами мы сталкивались в прошлом, и с какими придется столкнуться в будущем. Вместо этого, давайте найдем время, чтобы создать перспективное, продуктивное и полезное Будущее из тех множества возможностей, которые нам сегодня предлагает Настоящее.

Чтобы оставаться в спокойном состоянии всегда практикуйте медитацию, а виртуальный гуру по медитации вам в этом может помочь. Всего несколько тренировок и вам будет проще оставаться спокойным и уравновешенным

Ссылка на основную публикацию